Цвет в фотографии и жизни — часть 2

Разберемся дальше что же такое хороший цвет?

В реальной жизни цвета на фотографиях и картинах редко меняются по какой-то одной составляющей. Чаще всего они бесконечно варьируются по всем направлениям сразу, в результате чего создается сложная, богатая и доставляющее удовольствие при рассматривании цветовая композиция.

Александр Заварин, масло, холст

Для того, чтобы цвета могли варьироваться в широких пределах, необходимо обеспечить в изображении соответствующие диапазоны. Рассмотрим представление цвета в математической модели HSB, а точнее — ее производную с условным названием «цветовое тело человека».

Эта объемная фигура условно иллюстрирует цвета, которые в принципе способен различать глаз человека. Центральная вертикальная ось — градации нейтральных оттенков от черного (внизу) до белого (вверху). Чем дальше цвет расположен от оси, тем он более насыщен. Если посмотреть на фигуру сверху, то мы увидим, как цвет плавно меняется по кругу и через 360 градусов снова приходит сам в себя.

Глядя на цветовое тело человека, можно сделать множество любопытных и крайне полезных наблюдений. Вот некоторые из них:

I. Каждый цвет достигает своего предельного насыщения при разном уровне светлоты.

II. Если делать предельно насыщенный цвет светлее или темнее, он неизбежно будет терять насыщение. И в пределе превратится в белый или черный.

III. Повышение насыщенности снижает вариативность цвета.

Удивительно, но факт — чем выше насыщенность фотографии, тем меньше в ней остается цветовых нюансов.

Для того, чтобы лучше обозначить эту особенность восприятия человека, я обычно использую слова «цветной» и «пёстрый» («цветастый»). Согласно этой терминологии цветная фотография обладает большим количеством цветов, а пёстрая — малым. Чем насыщеннее фотография, тем меньше в ней цветов, соответственно тем она менее цветная. Чем более цветная фотография (чем больше в ней цветов), тем неизбежно менее насыщенной она будет.

Цветная
Пестрая

Особенно хорошо видны различия в вариативности красного цвета. Вверху (более насыщенная картинка) вся площадь двери практически одного цвета, без градаций. Внизу (менее насыщенная) появляются оттенки и, как следствие, цветная детализация. Для того, чтобы «нарисовать» детали на этой двери, нам пришлось как бы загрязнить исходно слишком чистый (и, соответственно, маловариативный) цвет добавлением в него как бы серой краски. Принцип художников «Больше грязи — больше связи» в действии. 

Любопытно то, что описанное качество системы «глаз-мозг» является объективным, так как обусловлено психофизиологией восприятия. То есть оно существует и действует наравне с законами физики независимо от того, нравится нам это или нет.

А вот после того, как зритель увидел объективное изображение, в игру вступает его субъективное отношение к тому, что он видит. Которое в первую очередь зависит от визуального опыта каждого конкретного человека.

Эволюция восприятия цвета

Когда человек рождается, первые несколько месяцев он практически ничего не видит, кроме мутных пятен. Через 2-3 месяца он начинает фокусировать взгляд на близлежащих объектах, вычленять из всего потока визуальной информации лицо мамы. Чем старше становится ребенок, тем больше деталей различает его глаз.

Вы наверняка замечали, что игрушки для детей обычно очень яркие (насыщенные), а самих цветов используется не очень много. Это связано с тем, что дети, как правило, не способны оценивать нюансы цвета. Чисто физилогически они могут различать близкие цвета, но в реальной жизни им более чем достаточно 15-20 красок. В системе внутренних ценностей ребенка ключевые позиции занимают условности вроде «девочкам — розовое, мальчикам — голубое». Тонкие нюансы цвета оставляют ребенка равнодушным, эмоциональный отклик вызывают лишь сверх-насыщенные краски.

Чем старше становится ребенок, тем больше цветов ему нужно для жизни. Подросткам все более важно отличаться друг от друга, выражать свою индивидуальность, в том числе через предпочтения, в том числе через цвет. В одеждах юношей и девушек появляется все больше цветовых нюансов, «фенечек», а сами цвета становятся всё менее кричащими, все более сдержанными и изысканными. То есть их становится всё больше и больше, а сами они — менее насыщенными.

Встретить на улице взрослого человека, одетого в яркие одежды можно редко. И еще реже это согласуется с понятием «хороший вкус», скорее — с понятием «эпатаж». Именно так, например, эпатировал публику своими работами Энди Уорхол. 

Примерно к 20 годам, когда человек становится взрослым, его естественное визуальное развитие останавливается. Дальше начинают (или не начинают) действовать механизмы «факультативного образования», то есть личные интересы человека в развитии своих творческих потенциалов.

Мне доводилось встречать такие данные. Среднестатистический российский школьник старших классов различает около 150-200 цветов. Японский — около 300-400. Разница обусловлена системой образования и социальными (в том числе семейными, этнологическими) ценностями: в программах японских школ намного больше эстетических дисциплин, включая икебану и рисование.

Сколько цветов различает школьник, в данном контексте означает сколько цветов он использует для жизни. Иными словами, это количество указывает на то, сколько цветов необходимо человеку для выбора. То есть если попросить среднестатистического российского и японского школьников различить цветные оттенки, то чисто физиологически увидят и различат они их примерно одинаково. Но японцу нужно больше цветов, например, при выборе той же одежды, автомобиля или краски для забора. Там где россиянин выберет между двумя цветами, японец с высокой степенью вероятности скажет «мне между этим и этим».

Любой вкус определяется в первую очередь способностью к различимости оттенков. Взять, например, сухое вино — почти все люди поначалу воспринимают его как «кислятину». И только определенный опыт позволяет начать не только различать тонкие нюансы во вкусе вин, но и получать истинное удовольствие от их смакования.

Точно также человеку с недостаточным визуальным опытом кажется безвкусным (и даже «кислым»), то что не является избыточно ярким. Неумение различать оттенки — свидетельство огрубленности вкусовых рецепторов. Точно также после ожога языка все кажется на вкус ватным, только в случае цвета обжигается не горло, а сетчатка глаза. И обжигается не кипятком, а перенасыщенными цветами. 

По мере развития способности различать оттенки «рецепторы» наоборот, становятся более восприимчивыми. Это неизбежно приводит к нетерпимости к слишком насыщенному, «невкусному», кислотному, обжигающему цвету. 

Третий уровень восприятия — это личное отношение к тем или иным оттенкам. Человек может различать цветовые нюансы и понимать, почему они нравятся другим людям, но сам не испытывать впечатления от их наблюдения. Обычно в этом случае используются деликатные формулировки «мне не нравится», «это не моё» и т.д. 

Однако чаще всего при обсуждении личных предпочтений до этого уровня дело не доходит, потому что основная масса людей не в состоянии различать те оттенки, которые ощущают люди с развитым восприятием. С точки зрения обывателя человек, который восхищается фотографиями с вариативными, но слабонасыщенными цветами — сноб, который пудрит окружающим мозги, выдавая за эстетику то, чего якобы не существует. На самом деле то, что видят одни люди, другие могут просто не замечать. 

Логичным образом напрашивается вопрос — тогда как же научиться видеть? Как развивать вкус? Ответ на эти вопросы будет банален, как всегда: пробовать цвет «на вкус» и развивать «вкусовые рецепторы». То есть ходить по музеям, изучать живопись, альбомы и книги по искусству. Всматриваться и накапливать визуальный опыт.

Цвет в фотографии и жизни — часть 1

Цвет в фотографии и жизни — часть 3

источник: pavel-kosenko

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.