Неизвестный кими

«Неизвестный Кими Райкконен». История гонщика Формулы 1. Глава 23

ПАПА, КТО ТЫ?

Презентация машины назначена на 30 января. Появление на свет нового человека ожидается примерно в те же дни. И роды эти простимулированы – специально, чтобы папа был рядом, до того, как уедет к новому болиду. Вот почему нужно ускориться.

Процесс стимуляции начинается, однако новый человек не торопится. Тогда подключают вакуумный экстрактор, который ужасно шумит. Наконец звук этот сменяется на другой, хороший, который издаёт ребёнок. Все выдыхают и радуются – это счастье. В Швейцарии и во всем мире стало на одного человека больше.

Выясняется, что новый человечек желтоватого оттенка. Необычный цвет вызван накоплением в крови вещества, называемого билирубином. Он появился в результате рассасывания синяка, образовавшегося под воздействием чаши экстрактора. Это поправимо, и малыша помещают в специальный кувез под свет синей лампы. Папа протягивает внутрь через узкую щель свою руку и держит руку малыша, пытаясь его успокоить. Он ещё не понимает, что отцовство уготовило ему постоянное беспокойство.

Со временем жёлтый цвет исчезает, и кожа малыша приобретает естественный оттенок. А папа уезжает, чтобы посмотреть на другого новорождённого, цвет которого красный. Это его новая машина.

И мама, и папа – начинающие родители, для них это нечто новое и волнительное. А ребёнку не нужно делать ничего, чтобы получить всё, к чему стремится взрослый: еда, любовь, тепло. Он заполняет собой всё пространство дома, хотя и ходить-то ещё не умеет.

Но затем папе приходится уехать, чтобы протестировать красную машину. И когда он возвращается, то больше уже никуда уезжать не хочет. Машины остаются более-менее одинаковыми, малыш же меняется с каждым днём. Он круглосуточно испытывает родителей на прочность — каждый издаваемый им звук в ушах папы и мамы звучит раз в десять громче. Тормоза у машины визжат, а мотор грохочет, но её можно перенастроить. Ребёнка же можно успокоить едой и сном, но всё остальное – из области догадок. У него пока нет понимания факта постоянных путешествий папы, но он уже может ощутить, рядом отец или нет — и уже через год будет демонстрировать недовольство по поводу последнего.

Это мальчик, а зовут его Робин Эйс Матиас Райкконен. Сейчас Робину три года, и он уже гоняет на детском кроссовом мотоцикле под присмотром отца. Первые пару дней после того, как отец возвращается домой после долгих гонок, Робин в особенно плохом расположении духа. У нормального сына приоритеты расставлены чётко: папа должен быть дома, а не ездить по кривому кругу на другом конце света.

Причин для беспокойства во время гонок не было, ведь он знал, что Минтту дома. Но в глубине души его мучила мысль о том, что он тоже должен быть там.

Человек, находящийся в этой комнате, в данный момент не является гонщиком Формулы-1. Взгляд Кими направлен не на трассу, а в окно. Он смотрит на деревья и вспоминает первые годы жизни Робина.

«Я сразу подумал: а всё ли получится? Смогу я делать что-нибудь правильно? Посмею ли я вообще до него дотронуться? Я боялся даже одевать его, потому что казалось, что он выскользнет и упадёт. Но всё получалось. А ещё сначала я хотел, чтобы он уснул, но затем с замиранием сердца прислушивался к тому, дышит ли он. А что, если он перевернётся на животик, и доступ кислорода перекроется? Но когда Робин стал старше, эти тревоги начали отступать».

Причин для беспокойства во время гонок не было, потому что он знал о том, что Минтту дома. Но в глубине души его мучила мысль о том, что он тоже должен быть там.

«Я просто хотел бы быть там, быть дома. Это самое важное. Дело не в том, чтобы делать что-то конкретное с детьми. Просто в моей семье мы всегда были вместе, потому что все целиком и полностью были увлечены гонками. Это одна из причин, почему я так чувствую».

Кими было 36, когда родился Робин. И это случилось как раз вовремя для него. В предыдущем браке мысль о ребёнке была практически невозможной, хотя Кими и Енни Дальман были официально женаты 10 лет.

«Вся наша семейная жизнь с моей стороны была в той или иной степени сродни американским горкам. Я никогда не задумывался о том, что у нас может быть ребёнок – так брак не сделаешь крепче. В наших отношениях не было серьёзной основы для детей».

Больше ничего о своём первом браке Кими говорить не хочет – как и Енни. Когда они познакомились, ей было 19, а ему — 21. Свадьба состоялась в 2004 году, а развод десять лет спустя. Но в действительности отношения закончились намного раньше

Сейчас Кими — отец двоих детей и о родительском деле знает немало. Однажды став папой, ты уже не можешь «родить детей обратно». Это явление не имеет ничего общего с успешным гран-при или чемпионатом мира. Яркость достижений в автоспорте со временем бледнеет. А дети – это навсегда. Они красной нитью проходят через всю вашу жизнь и являются своего рода лучом света в темном царстве повседневной жизни.

«Невыносимо тяжело расставаться с Робином, висящим на моей ноге. Это так больно. Единственное, когда я уезжаю на одну-две недели, то потом сразу замечаю, как они выросли и научились чему-то новому».

Жернова жизни перемалывают человека, не спрашивая его. Успех и слава – это хорошо, но в одно мгновение они могут превратиться в ничто. Кими достиг значительных результатов, включая известность и благосостояние. Но в то же время всего за несколько лет он потерял трёх близких людей: в декабре 2010 года не стало его отца Матти Райкконена, в феврале 2014 года скончался менеджер Дэвид Робертсон, а в ноябре 2016 года умер доктор Аки Хинтса.

Успех сродни красивой вишенке на торте; но в то же время он «обнажает слои этого тортика» — выявляет сущность человека. Сейчас у Кими есть семья, а его дети уже достаточно взрослые, чтобы спрашивать, где их папа, но пока они ещё не задают вопрос, кто он. Да, он может сам рассказать о себе, но эта информация необъективна. Реальная же картина природы человека определяется другими людьми: тем, как они говорят о нём и тем, как видят или слышат его. Но, тем не менее, мы всё-таки зададим Кими этот вопрос: кто ты?

Вопрос будто пригвождает Кими к дивану. Он не может ответить. Довольно много людей могут или, по крайней мере, хотели бы думать, что они могут ответить на этот вопрос — даже если они не могут сделать этого. Те, кто утверждает о том, что знает себя полностью, либо лгут, либо приукрашивают реальную картину, либо просто разыгрывают спектакль. Себя можно познать лишь в некоторой степени, но полностью — нереально.

Кими Райкконен, что вы за человек?

«Думаю, вам лучше спросить об этом кого-то ещё. Говорить об этом трудно. Мне не важно, что я за человек. Временами каждый из нас ведёт себя как придурок. Если человек не делает ошибок, с ним что-то не так. А ещё люди мгновенно готовы назвать тебя придурком, если ты с ними в чём-то не согласен. Но ты действительно полнейший придурок и тряпка, если у тебя нет своего мнения».

Робин подходит к двери, заглядывает в комнату и хихикает. Папа говорит с незнакомым мужчиной в маленькую коробочку, лежащую между ними. И Робину не интересны ни разговоры, ни эта коробочка. Гораздо интереснее сейчас было бы поиграть. Мальчик что-то говорит из-за двери на смеси финского и английского языков. Смысл изречения понятен: хватит болтать!

Появление Робина приводит к теме отцовства в размышлениях Кими.

«Мой брат Рами – идеальный отец. Я всегда считал, что было бы счастьем быть хоть наполовину таким же классным папой, как он. Я смотрю на то, как он общается со своими детьми – проводит с ними абсолютно всё время, занимаясь самыми разными делами. Да я буду просто супер-отцом, если у меня будет получаться жить так хотя бы на 50%».

Поскольку у Кими не получается сказать что-нибудь определённое о себе, я обращаюсь к историям, рассказанным его друзьями. Джино Розато – загадочный менеджер «Феррари» по логистике. Но он также крёстный отец Робина и человек, который знает Кими уже 12 лет. Джино – канадский итальянец: родом он из Канады, но в настоящее время живёт в Италии, недалеко от Маранелло. Джино рассказывает, что во время проведения Гран-при Канады Кими всегда навещает его мать, живущую в городке Лаваль в 25 км от Монреаля. Кими знает о том, насколько это важно для неё. По словам Джино, многие люди, будучи в бизнесе «Формулы-1», меняются и начинают ограничивать круг своего общения только влиятельными людьми. Однако Кими никогда не общается с людьми ради выгоды.

Джино и слова не говорит о том, что Кими может быть придурком, но собственная характеристика гонщика всё же небезосновательна. Здесь уместно вспомнить историю о Генри Киссинджере, бывшем госсекретаре США. Киссинджер хотел узнать базовую проблематику некоторых вопросов и попросил своих помощников собрать информацию. И когда они провели исследование и принесли ему документы, госсекретарь посмотрел на на бумаги и сказал: «Не сообщайте мне факты. Скажите, что они значат».

В случае с Кими фактом является то, что он колесил по всему миру по 140 дней в год в течение 18 лет. Если сложить эти дни, получится примерно семь лет. Что означает этот факт? Он означает то, что всё это время он постоянно не был дома – приезжал и уезжал. Это обстоятельство повлияло на психику; его нервная система никогда не бывает полностью в покое. Образно говоря, чемодан разбирается, одежду загружают в стиральную машину и вскоре после высыхания складывают обратно – и так повторяется постоянно. В таком жизненном ритме, похожем на карусель, человек становится раздражительным и может вести себя резко. И Кими может вести себя, как придурок, пусть и недолго и, по крайней мере, по отношению к внешнему миру, но иногда и с самыми близким людьми.

Неудивительно, что Кими с нетерпением ждёт времени, когда ему не нужно будет никуда ехать.

Итак, на данном этапе мы знаем следующее: Кими одновременно и добросердечный, и чёрствый. Он любит детей и у него есть чувство юмора — при условии, что его аудитория разделяет этот юмор. Глупо считать, что наши шутки являются смешными абсолютно для всех жителей планеты.

А какой Кими ещё?

«Сдержанный, застенчивый и прямой», — говорит Жан Тодт, бывший руководитель «Феррари» и действующий президент Международной автомобильной федерации (ФИА).

«Смешной и милый», — говорит Минтту.

«Он не устраивает спектаклей по поводу всего, что происходит в гонке», — говорит Себастьян Феттель.

«Он большой и родной, и он меня поднимает», — думает Рианна.

«У него стальные нервы, в противном случае он никогда не стал бы чемпионом», — говорит Жан Тодт.

«Я никогда не считал себя звездой», — говорит он сам.

Я спрашиваю, а что он не любит.

«Давай остановимся на телефоне. В 90% всех звонков у людей нет по-настоящему существенного повода для разговора. В 90-е годы, когда господствовала стационарная связь, для звонка должно было быть веское основание. Например, человек мог предложить пойти куда-нибудь прогуляться. Просто так, по приколу, не звонили. Поэтому сейчас мой телефон молчит годами. Реально раздражает, когда голос на другом конце провода говорит тебе, мол, «на самом деле ничего серьёзного, это я так, просто позвонил, чтобы спросить, как ты».

Теперь понятно. Всё, давайте не звонить друг другу.

А откуда Кими?

При рождении человек не выбирает семью, и он не может поменять её в детстве. Одни рождаются с серебряной ложечкой во рту, а другие – с гаечным ключом в руках. Обычно начало жизни человека забывается и со временем исчезает за горизонтом, но иногда его можно увидеть ясно. Гаечный ключ торчит из заднего кармана Кими, и это не просто дешёвая метафора. О том, откуда он, можно судить по тому, как он себя ведёт и как разговаривает.

Глава McLaren Рон Деннис предпринимал попытки ввести Кими в высшее общество, но все они провалились. Квадратный колышек не вписывался в круглое отверстие. Есть такая поговорка – «На зеркало неча пенять, коли рожа крива». Так вот в случае с «Формулой-1» зеркало смело можно назвать кривым, а даже и обозвать похлеще. В этом мире большие деньги и дурной вкус часто образуют безумный альянс. Неудивительно, что засаленная обезьяна из Кархусуо, Эспоо, в гламурном мире Ф1 за пределами трассы почувствовала себя рыбой, выброшенной на берег.

Кими мог бы сравнить себя, если бы захотел, с Чарли Уоттсом, ударником «Роллинг Стоунз». Уоттс 25 лет играл на барабанах в группе, от славы и гламура которой он самодистанцировался. Время от времени ударник всё ещё задается вопросом, какого чёрта он делает в группе, которая начинала с блюза и должна была развалиться из-за собственной несостоятельности в течение двух или трех лет. Но он продолжает сидеть за барабанами на своей банкетке в сшитом на заказ дорогом костюме и непринуждённо выдаёт чёткий ритм с элементами джаза.

Должно быть, Кими долго не мог поверить, что попал в мир «Формулы-1» в результате того, что его талант идеально управлять автомобилем был по достоинству оценён. Ведь он просто хотел водить машину.

«Я даже ни разу не видел вживую гран-при, пока сам не принял в нём участие».

«Раз уж вы действительно не совсем знаете, кто вы есть, — говорю я Кими. — Хотя бы расскажите о том, чем вы любите заниматься?» О человеке ведь можно судить и по его делам.

«Я люблю делать что-то руками. Люблю ремонтировать, строить и проектировать. И очень быстро принимаю решение, если что-то ломается».

Я вспоминаю историю, рассказанную Сами Висой о тестах в Барселоне в 2017 году. Кими заметил, что туалет в боксах «Ферарри» функционировал неправильно. Он пошёл к персоналу спросить инструменты. Работники выдали их Кими с довольно скептичным настроем. Во время исследования устройства гонщик пришёл к выводу, что на его яхте идентичная система. Он залез под автобус и быстро починил унитаз. Персонал был в шоке.

У Кими действительно золотые руки, а ещё он разговорчив. Но теперь слова у него заканчиваются. Робин снова открывает дверь и смотрит на папу. Он слишком стесняется, чтобы сказать вслух, но отец прекрасно его понимает. Пойдём вздремнём.

На следующее утро Кими просыпается поздно. Робин уже не спит и спокойно сидит у Минтту на коленях. Он что-то говорит на смеси финского и английского, спрыгивает на пол и начинает катать по холлу маленькую машинку. При этом Робин постоянно комментирует свои действия. Слова и дела находятся в гармонии.

Предисловие
«В машине всегда тихо» Глава 1
«Ни единого метра» Глава 2
«Две секунды как вечность» Глава 3
«Белые цыгане» Глава 4
«Намокший стог сена» Глава 5
«Нет, я знаю это» Глава 6
«Большой и маленький миры» Глава 7
«Акушер для гонщика» Глава 8
«Рождение гонщика» Глава 9
«Заканчивая школу» Глава 10
«Одно очко» Глава 11
«Раллист» Глава 12
«Маса» Глава 13
«Деньги и доверие» Глава 14
«Ты никогда не будешь один» Глава 15
«Всякое бывает 1» Глава 16
«Всякое бывает 2» Глава 17
«16 дней» Глава 18
«Радость для глаз, покой для мыслей» Глава 19
«На пределе» Глава 20

«Мы здесь, чтобы водить или говорить?» Глава 21
«Конец — это начало» Глава 22
«Папа, кто ты?» Глава 23
Бонус. Вместо послесловия

источник: funformula.one

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.